Свобода людям, независимость нациям!

«Непризнанный теракт». Что в действительности произошло в Магнитогорске?

В Магнитогорске, на месте рухнувшего утром 31 декабря в результате взрыва подъезда жилого дома, продолжается разбор завала. Но поисково-спасательная операция уже официально прекращена. Искать больше некого. 39 погибших, шестеро из них дети — таким оказался страшный итог трагедии. Президент Азербайджана Ильхам Алиев уже выразил соболезнование Владимиру Путину в связи с катастрофой в Магнитогорске.

Но если количество жертв обрушения жилого дома уже подсчитано, то с политическими итогами трагедии еще далеко не все ясно. А в том, что они будут, сомнений, простите за цинизм, нет. Причем речь не о состоянии «жилого фонда», прохудившихся коммуникациях и т.д.

Власти в случае со взрывом в Магнитогорске повели себя совсем не так, как это было в марте после трагедии в Кузбассе 25 марта 2018 года, где в результате пожара в торговом центре «Зимняя вишня» погибли 64 человека, причем большинство из них — дети, оказавшиеся в запертом зале кинотеатра. Непозволительно долго о трагедии не сообщали даже в СМИ. Президент РФ Владимир Путин прибыл в Кузбасс только 27 марта, во вторник, когда уже возмущение местных жителей перехлестнуло через край. Да, 28 марта в России объявили общенациональный траур по жертвам пожара в Кемерово, а в случае со взрывом в Магнитогорске общенациональный траур решили не объявлять, но вот Владимир Путин на место трагедии прибыл уже в первые часы.

Многие независимые эксперты сочли это знаковым событием: смотреть сквозь пальцы на народное возмущение Кремль уже позволить себе не может. Даже если речь идет о таких далеких от центра городах, как Магнитогорск.

Но, возможно, главные политические выводы еще впереди. И связаны они с пугающими сообщениями СМИ, согласно которым, взрыв в Магнитогорске — это не техногенная катастрофа, а теракт.

Прямых доказательств как бы нет. Более того, эксперты уже успели объявить, что на обломках дома не найдено следов взрывчатки. Но…1 января в том же Магнитогорске, на перекрестке улицы Правды и проспекта Карла Маркса, в трех километрах от рухнувшего подъезда жилого дома, взорвалась и сгорела «Газель». Появилось официальное подтверждение, что в результате погибли три человека, а на месте происшествия работали сотрудники ФСБ. Правда, управление МВД по Челябинской области отрапортовало, что  причина «хлопка» в маршрутном такси — неисправность газового оборудования, но «источники» портала Znak.com поведали: обрушение подъезда в десятиэтажном доме в Магнитогорске, случившееся 31 декабря 2018 года, и ЧП с «Газелью», которое произошло вечером 1 января, связаны, причем речь идет о теракте. По словам источника, в одной из квартир рухнувшего подъезда, которую накануне снял неизвестный мужчина, обнаружены следы взрывчатки. А в «Газели» убиты трое террористов, которые пытались отстреливаться. Еще один ушел живым, его разыскивают. Известно даже, что изначально теракт планировали устроить в одном из торговых центров Магнитогорска. Эту информацию официальные структуры поторопились опровергнуть, но слово, как известно, не воробей. Особенно если это слово «теракт».

Понятно и другое. Бытовой газ, конечно, тоже может взрываться с разрушительной силой, но страшные кадры с места трагедии в Магнитогорске напомнили трагические события осени 1999 года: в период с 4 по 16 сентября 1999 года жилые дома были взорваны в Москве, Буйнакске и Волгодонске. «Технический» сценарий похож до наваждения: взрыв в подвале, после которого один из подъездов дома буквально «складывается». Тогда в результате взрывов жилых домов погибли 307 человек, более 1700 получили ранения. По официальной версии, подтвержденной приговорами российских судов, теракты были организованы и профинансированы лидерами северокавказских исламистов Эмиром аль-Хаттабом и Абу Умаром.

Однако уже очень скоро появилась опасная альтернативная версия: взрывы домов организовали спецслужбы самой же РФ. Толчком к её появлению послужил труднообъяснимый случай в Рязани: здесь 22 сентября того же 1999 года житель одной из многоэтажек Алексей Картофельников заметил, как некие подозрительные личности заносят в подвал дома мешки, и позвонил в милицию. Задержать злоумышленников «на горячем» не удалось. А вот в мешках обнаружили кустарное взрывное устройство. Их содержимое очевидцы описывали как «мелкую желтую вермишель» — по мнению специалистов, именно так выглядит гексоген. Пары гексогена экспертиза обнаружила, правда, пробная детонация вещества, взятого из мешков, не получилась. В первые двое суток в РФ вполне официально говорили о предотвращенном в Рязани теракте и старательно увиливали от вопроса, как так получилось, что предотвратили его бдительные граждане, а не те, кому это положено по штату. Но затем…случай в Рязани объявили «учениями ФСБ». И еще заявили, что в мешках был никакой не гексоген, а сахар (хотя по описанию рязанских очевидцев вещество из мешков на сахар ну никак не похоже). Что тут же породило волну и вопросов, и сомнений. В 2002 году появилась книга небезызвестного Александра Литвиненко «ФСБ взрывает Россию», где он прямо обвинил спецслужбы РФ в организации взрывов жилых домов. Её второе, исправленное и дополненное, издание увидело свет в 2007 году, уже после убийства самого Литвиненко.

Но…намеренно оставим за скобками дискуссию, достаточно ли доказательств вины ФСБ во взрывах домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске. Тем более что есть и такой пример, как взрыв энергоблока телерадиоцентра в Баку вечером 19 января 1990 года, совершенный бойцами советского же спецподразделения «Вымпел». Важно другое: и в 1990, и в 1999 году теракты практически сразу же «отыграли» в политическом измерении. В 1990 году взрыв энергоблока ТЦ в Баку использовали в качестве повода для карательной акции советской армии уже через несколько часов. В 1999 году в ответ на взрывы домов уже через несколько дней бомбили Грозный, дав старт второй чеченской войне. Но взрыв в Магнитогорске Кремль не то что не пытается, пардон, «навесить» ни на «украинских националистов», ни на «белоленточников», ни еще на кого-нибудь из «удобных подозреваемых», но даже не спешит официально признавать терактом. Что тоже, если честно, понятно и объяснимо. И заставляет вспомнить еще одну трагедию, с куда большим, чем в Кемерово и Магнитогорске, количеством жертв — взрыв российского аэробуса «Когалымавиа» в небе над Синайским полуостровом 31 октября 1915 года. Тогда Москва до последнего отказывалась признавать, что речь идет о теракте. Из Египта страны Запада эвакуировали своих граждан, причем пассажиров везли отдельно от багажа, а в РФ твердили о «расследовании, где проверяются все версии». Просто совсем недавно был дан старт военной операции в Сирии, и очень не хотелось отвечать на вопросы, не пришлось ли заплатить за планы удержать любой ценой у власти Башара Асада и сохранить за собой базы в Тартусе и Хмеймиме парой сотен погибших туристов.

А теперь на повестке дня не менее опасные для Кремля вопросы. Потому что если сегодня в России террористы взрывают дома, то это, во-первых, «обнуляет» один из немногих оставшихся «в рукаве» у Владимира Путина политических «козырей» — безопасность. Ту самую безопасность, ради которой россияне были готовы терпеть и «агрессивно-послушное телевидение», и контроль над Интернетом, и аресты театральных деятелей, и многое другое. А во-вторых, выходит, что российским правоохранительным органам вполне по силам…ну, скажем, заслать «наставника-провокатора» в группу подростков, куда входила Анна Павликова, а затем грамотно подвести их под «статью» об экстремизме, для них не представляет труда отслеживать социальные сети, а затем сажать за «лайки» и «репосты», но вот выявлять настоящих террористов уже не получается.

Строго говоря, это было ясно еще лет пять назад, осенью 2013 года, когда российские правоохранительные органы устроили впечатляющее шоу из ареста Орхана Зейналова, обвиненного в убийстве жителя московского Бирюлево Егора Щербакова. В этом шоу было все: и СОБР, и «жесткое» задержание, заснятое в мельчайших подробностях, и даже пересадка из одного вертолета в другой. Наконец, Зейналова доставили прямо в кабинет главы МВД РФ Колокольцева, чтобы министр посмотрел ему в глаза…А через несколько дней в Волгограде взорвался троллейбус. 6 погибших, не менее 40 раненых, понятный шок и вполне логичные язвительные вопросы: организаторов этого теракта поймают столь же оперативно? И так же эффектно доставят в кабинет главы МВД?

Ну а если серьезно и откровенно, то если столь вопиющий непрофессионализм, как это было в случае с «Солсберецким собором», демонстрирует даже такая некогда элитная структура, как ГРУ, а отверстие в корпусе космического корабля замазывают клеем, то нет и не может быть гарантии, что в ФСБ сохраняется ожидаемая высокая профессиональная «планка». А значит, если взрыв в Магнитогорске — это действительно теракт, то он, к сожалению, вряд ли последний.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

18 Февраль 2019

Предыдущие новости